Добавь приложение вконтакте Я поэт 24 часа

Зарабатывай на материалах по школьной литературе


Храм Иоанна Предтечи, дядя Ваня и Взыскание Авраама


<
Дата: 2018-04-01 15:34 Просмотров 282
Рейтинг произведения 0,00
Одобряю Не одобряю

В каждом Православном Храме есть своя алтарная комната, куда во время службы незримо входит Бог. Через открывающиеся Царские Врата, прямо с престола, Иисус Христос смотрит на тех, кто в день сей пришёл к Нему. Присутствие Его освящает весь Храм и все таинства, исполняемые его служителями. Об атмосфере, царящей в Храме, можно сказать так:

– Бог-Сын очень-очень нужен мне, а я – Ему. Для того, чтобы спасти меня и весь род людской, Он сошёл с Неба и сокрушил смерть! До последнего дня этого мира Сын Божий оставил на Земле таинство Тайной Вечери, способное непостижимым образом соединять любящих Бога с Его Жизнью. «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день…» – так сказал Иисус Христос. Как свидетельствует святой: «Причащение исцеляет, освящает того, кто подвизается… Во время совершения Таинства Божественной Евхаристии святые Ангелы закрывают свои лица, в то время как священник это Таинство совершает».

Писание, исполненное Святого Духа, причастие, исцеляющие душу, и опыт святых по практическому обоживанию человека во Христе – вот самые большие ценности на утопающей во грехах Земле. Путь крестный Иисуса Христа проверен жизнью. Две тысячи лет уже идут по нему люди из юдоли сметной в утраченное своё Отечество – в Мир вечного бытия с Богом. Бог Адама, Ноя, Авраама, Моисея и всех тех, кто являются учениками Иисуса Христа, живёт любовью к своим детям. Книга пророка Осии прямо указывает, что у Бога есть Сердце, и у Него есть Жалость. Как же нам людям не почитать Бога и не желать ига Любови Его?

И ещё можно добавить, что массивные двери каждого Православного Храма сводят воедино три пути. Первый путь от Дома Бога ведёт в мир. Человек верующий вбирает в себя Его мир, и идёт с ним в жизнь мирскую. Второй путь – это открывающиеся перед нами врата на личную встречу с самим Богом. Величайшее открытие апостола Павла состоит в том, что Иисус Христос – всегда один и тот же! Путь третий от дверей Храма люди многие видят в конце… Иногда христиане пишущие говорят, что он представляет собой лестницу без перил, плавно извивающаяся и теряющуюся в голубой выси… Так вот и мне это видится. Хотя что с меня взять (?), я ведь ещё новоначальный.

В Храм Иоанна Предтечи я зашёл случайно, с полгода назад. Но сейчас путь к нему, на другой конец города, мне не в тягость… Вот и добрался. Подняв глаза на златой крест, кладу на себя печать христову – тот же крест. Поднимаюсь по ступеням из белого мрамора к большим дверям. Вот и пройден в сей день первый путь. Без сомнения, пройду и второй, так как к исповеди и к причастию я готовился… Вновь дважды с поклоном кладу на себя печать Бога. Взгляну краем глаза на третий путь и вздохну. Вижу на нём лишь одних угодников божиих, истребивших уже в себе грех. Сонмы ангелов парят в вышине, укрывая белыми большими крылами сей путь. Иногда иные из ангелов подлетают к праведникам, касаются их рукой, и одежды их становятся белее.

В Храм Иоанна Предтечи входить мне боязно. Но в него я вхожу и, как мне кажется, всегда недостойно… Из Храма иногда лечу как на крыльях, и оттого мне довелось ощущать их. У тех, кто нашёл на Земле Иисуса Христа, они будут.

Само здание Храма Иоанна Предтечи – это классика русско-византийского стиля: оно вмещает в себя и все те символы, и всё то ещё неразгаданное, что дано было зодчим через откровения Свыше. Стены Храма гладкие и высокие и будто бы светятся белизной. Золото двух больших куполов с крестами устремлено в Небо. Проходящие мимо люди замедляют шаг и на него любуются. На стене у врат, ведущих во двор Храма, прикреплены две таблички из желтого металла, уже потускневшие. Первая гласит: «Храм Иоанна Предтечи был возведён в 1801 г. на вклады купцов первой гильдии Хромова К.К. и Пряхина Г.Х.» На второй – «Храм Иоанна Предтечи был восстановлен на средства Васиной Д.С. и Васина В.Н. в 2010 г.»

Внутри Храма всегда праздник. Под куполом его парит иконописный лик Спасителя – Иисуса Христа. Ниже, в золоте и синеве небес – белые ангелы. Ещё ниже из-за живого пламени лампад и свечей на мирян смотрят святые. Во всю восточную стену среднего храма – справа, слева и вверх от Царских Врат – высится резной многоярусный иконостас. Верхнюю его часть занимает ещё один большой лик Спасителя. Ниже помещены сцены из жизни Бога и людей, связавшие их воедино. Ещё ниже изображены фигуры во весь рост Пресвятой Богородицы, святых апостолов и наиболее почитаемых святых.

Каждая икона для христиан – это окно для общения с невидимым Богом.

В притворе между округлыми окнами размещены четыре изображения в рамах. На первом, на груде обломков рухнувших стен и черных, обвитых цепями, дверей темниц, возвышается светлая фигура Иисуса Христа. На втором полотне в языках пламени на апостолов нисходит Святой Дух. На третьем – запечатлён миг успения Богородицы. Вокруг гроба Её в скорбных позах стоят святые апостолы, а высокий Иисус Христос, сотканный из света, уже держит душу Своей Матери на руках. На четвёртом – рядом стоят два великих носителя Святого Духа – апостолы Петр и Павел, облачённые в зеленоватые хитоны: первый с Евангелием в руках, а второй – с грозным мечом.

Божественная литургия, проводимая в каждом земном Храме, подобна той великой, что у Престола Бога совершается постоянно на Небесах. Таинства эти связаны. И потому литургия, сама по себе, освящает всё, что есть в Храме…
Хор в Храме Иоанна Предтечи будто бы звучит с Неба. Словно влагою чистой он омывает души наши и иногда возносит нас до состояния светлых слёз. Богослужение в Храме совершают четыре священнослужителя. В разные дни они предстают перед мирянами в мантиях разных цветов, расшитых золотом. По глазам священников видно, что они твёрдо знают, что из алтарной комнаты за всем происходящим в Храме взирает сам Бог.

В Храме Предтечи внимание моё привлёк один священник. С первого дня я стал присматриваться к нему. Сложения он среднего, седовлас, взгляд острый, иногда торжественный, каждое слово проговаривает громко и чётко. Исповедь слушает со вниманием и принимает всё, да ещё тихо спросит: – «Во всём ли покаялся?», «Готовился ли к Причастию?», «Когда причащался в последний раз?»… а когда встаёшь на колени перед Богом, он полагает руку на твою голову и говорит: «… я, недостойный иерей… Властью, данной мне Богом, отпускаю все грехи…». Как-то раз он принял от одной молодой женщины записку, прочёл, тотчас наложил ей на голову епитрахиль и прочёл разрешительную молитву. Когда очередь на исповедь заканчивается, то он сам ходит по Храму и негромко спрашивает: «Кто ещё хочет покаяться»? И потом стоит на солее и пристально смотрит на причастников и причастниц – кто с чем к Чаше Святой подходит.

Ещё в Храме Иоанна Предтечи по воскресным дням и во все праздники стоит у стеночки совсем седой человек. Заметил я его так. Понравившийся мне священник с ним за руку поздоровался и о чём-то поговорил.

Придя в следующее воскресенье в Храм, я прежде всего подошёл к тому старцу и спросил:

– Вы не подскажете, как зовут того священника, что исповедь принимает?

– Отец Иоанн, – не поднимая глаз, с хрипотцою ответил он.
Когда по окончании службы все люди стали выходить из Храма, то тот старец сам подошёл ко мне с палочкой и приветливо произнёс:

– А меня зовут дядя Ваня. Мне, русскому Ивану, все Иоанны тёзки! Если есть у тебя какие книги духовного содержания, требующие починки, то приноси, я их тебе бесплатно, во Славу Бога, отреставрирую!

– А я – Арсений… – представился я: – Книг старых у меня нет… Но вот писания древние имеются. Я их из Интернет скачиваю и для чтения распечатываю: «Пастырь Гермы» – I век. Повести из жития святых старцев Египта, Эфиопии и Синая – IV-VI века. Труды Игнатия Брянчанинова, да и вообще всех русских святых. Не нарадуюсь, что пристал к Христианству. Вот она – подлинная мощь и верный путь к Богу. Недавно у Иоанна Кронштадтского я упоминание про «Рассказ блаженной Феодоры о мытарствах» встретил, и сразу нашёл его в Интер-нет…

– Ну, вот и неси мне всё это на переплёт, только не всё сразу, – покачал головой дядя Ваня.
Вместе со всеми людьми, выходящими из Храма, мы вошли в его двор. Там старец огляделся, ввёл меня за руку под сень берёз и, вздохнув, произнёс:

– Как же так вышло, что все люди забыли, что нам жизнь на Земле отпущена для покаяния. В школах и в ВУЗах к экзаменам молодые люди готовятся, а вот к «госэкзамену» по итогам одной-единственной испытательной жизни – на обретение жизни вечной – нет. Какая беспечность, когда ставки так велики! Никто ныне в школах детям житий святых не читает. А раньше-то откровение Феодоры дети родителям вслух читали! Ну, Феодора – это особый случай. Но идти к Вратам Небесным через заслоны злобных мытарей с валютой невещественной, той, что каждый заработал на Земле, предстоит всем.

Детей в школе учат философии и всем достижениям плотского ума. А вот Священному Писанию и опыту Святых Божиих нет! Вот дети в школах стихи светские Александра Сергеевича Пушкина читают. Но он сказал и так: «Поэзия Библии особенно доступна для чистого воображения… Я думаю, что мы никогда не дадим народу ничего лучше Писания»!

Выйдя за ограду Храма, мы перекрестились на золотые кресты и купола и в тишине утра неспешно пошли по зелёной улице.

– Дядя Ваня, а Вы в католическом храме бывали? – отчего-то спросил его я.

– Нет, и ноги моей там не будет! – махнул он рукою. – Фёдор Михайлович Достоевский сказал: «Русский человек – самый лучший в мире человек, если он православный. Русский человек без Православия – не человек, а последняя дрянь».

Вот отец Валерий, батюшка нашего благочестия, недавно на родину свою – Украину с послушником ездил. В городе его родном греко-католики Церковь у православных сначала отобрали, а потом вернули. На праздник Покрова Богородицы у входа в тот Храм путешественники наши встретили бабушку, которая перешла в православие из униатской церкви. Послушник спросил её: «Почему вы, матушка, выбрали спасительное православие, ведь у униатов встречают так «мило и вежливо»»? Бывшая униатка ответила: – «Так-так, ласково-то ласково, тильки благодати нема».

Церковь вся христианская – это творение Святого Духа – жизнь Бога среди людей. Как только служители Церкви начинают творить неугодное Богу, то Благодать Его от них уходит. Вот в церкви униатской почти всё, как в православной. Однако батюшки бритые, на ектеньях священник поминает папу, и в иконостасе – нет Царских Врат! Последнее – весьма символично…

– Но святые вот у католиков есть, – отметил я.

– Есть-то есть, вот только вровень с нашими православными святыми поставить им некого, – поднял палец старец…

Со дня встречи той с дядей Ваней прошёл уже год. Что именно он говорил тогда, я не помню. В вольном моём изложении это звучит так:

– Всё первое тысячелетие всё христианство было единым и православным. Само слово «православное», судя по летописям, пришло на восток из Рима. Но в одиннадцатом веке католики отошли Веры Христовой. Поместный собор Римский Церкви внёс такие изменения в основы вероучения, что всё Христианство раскололось надвое. Но один грех всегда ведёт за собою другой грех.

Церковь византийскую тоже сотрясали ереси иконоборческие и прочие. Но в отличие от католиков, нам удалось сохранить во всей чистоте фундамент, заложенный на первых воистину боговдохновенных Вселенских Соборах. Крепкий фундамент – это своего рода поплавок: в какую бы пучину грехов ни погружались иерархи Церкви и государства, он всё равно, чуть позже или чуть раньше, но вновь и вновь будет устремлять всё общество к подлинно христианской нравственности и чистоте.

«Всякое желание внести изменения в правила и учения Святой Церкви есть ересь... хула на Духа Святого, которая не простится вовек» – говорит Серафим Саровский. «Страшен грех раскола! Не может человек искупить его даже ценою мученской смерти», – говорит другой святой. Как только взяли католики на себя грех раскола, то всё у них и пошло вкривь и вкось…

Молитва православная отлична от инославной. На западе в Церкви христианин может расслабиться и помечтать, послушать музыку Баха, спеть песни под гитару или погрузиться в медитацию. Но молитву и медитацию разделяет пропасть. Молитва православная – это несколько напряженное состояние тела и земные по-клоны, что всё вместе напрягает душу. В состоянии напряженном душа соединяется с Богом и обретает благодать Святого Духа. Как сказал Антоний Сурожский, сами протестанты говорят так: – «Суть католицизма, протестантизма и православния – это, соответственно – Закон, Порядок и Любовь». Идеал человека верующего в Европе – это добропорядочный бюргер, не имеющий вредных привычек, раз в неделю посещающий собрание. Идеал православия – это святой угодник Божий, собеседник Ангелов, наставник народа, на месте кроткой жизни которого поднимаются города.

Бог избрал возвеличенную Им Россию принять и до скончания веков блюсти Православие. Как гласит летопись, в день крещения Руси вся природа возликовала и с Небес снизошла благодать. Христианство не было для восточных славян чем-то новым. На наших южных землях проповедовал апостол Андрей Первозванный, а в восточном Причерноморье – апостол Симон Канонит. Задолго до крещения Руси в Киеве был построен и действовал каменный Храм Иоанна Предтечи. То, что про-изошло со всей Русью, видно на примере её князя. Князь Владимир, крестивший Русь, вёл до того блудную и разбойную жизнь язычника, но приняв христианство, полностью изменился и стал святым.

О том, что Бог взял Русь под Свой покров, говорит следующее. В первом столетии по Крещению Руси в Царьграде (Константинополе) к четырём очень богатым и искусным церковным зодчим явились ангелы и призвали их в Влахернский Храм. Зодчие явились. Там они увидали Саму Царицу Небесную, окруженною множеством воинов, и воздали Ей поклонение. Царица сказала им: «Я хочу в России, в Киеве, воздвигнуть Себе церковь». Она вручила им святую икону Успения со словами: «Икона эта! да будет наместницей», дала святые мощи для будущего Храма и отмерила золота на три года работ. Приняв всё, зодчие спросили Её о величине церкви. Она отвечала: «В меру Я послала пояс Сына Моего по Его повелению. Но идите на открытое место, и вы увидите размеры будущего храма». И зодчие увидели церковь в воздухе и запомнили её размеры и очертание. Придя в Россию, они явились святым инокам Киево-Печерским – Антонию и Феодосию, стали свидетелями ещё многих чудес и в три года построили великий Храм.

А затем, в Российской глубинке, в Дивеева через деяния преподобного Серафима Саровского основала свой четвёртый удел. Будет, через «канавку Её» вели-кое возрождение России и мира. (При этих словах, Дядя Ваня взглянул вверх и усердно перекрестился и, помолчав, добавил). Ну, это ты уж сам… сам дерзай сам.

Даровав крещение Руси, Бог дал ей Милость Свою и Благодать, но при усло-вии – соблюдения в чистоте и святости своей веры. Но корни языческие живучи, и люд славянский стал вновь посещать капища, где жрецы призывали падших духов. За нарушение первой заповеди Бог попустил на Русь нашествие Батыя. Те, кто виноват был перед Богом, страданиями своими искупили вину. Те, в ком вины не было – получили ещё большее воздаяние на Небесах… Как говорит Церковное Предание, последующее нашествие Тамерлана на покаявшуюся уже Русь – Сама Богородица отвела… В самые лютые годины на Руси правили святые князья.

Русь имеет веру Православную и Церковь, не имеющую никакого порока. Вера наша сияет как Солнце, в той же мере, как и в древности. Любит за то Бог Россию, оттого её и наказывает. Тысячу лет на Руси всё обострено. Дала земля российская Небу сонмы святых. «Терпение скорбей – самое действенное очищение души», – указует Амвросий Оптинский. «Россия – это подножие престола Божьего», – говорит Святитель Игнатий Брянчанинов: – «и воевать с ней – всё равно, что воевать с Богом»!

Вот сам Пара Римский, да и протестанты все призывают Православного Патриарха забыть все прошлые обиды и слиться в единый христианский монолит. Звучит заманчиво. Однако, как говорит святой: «Можно ли смешивать мусор и золото? Ведь столько борьбы было, чтобы очистить от мусора догмат»…

Когда мы шли с дядей Ваней по тихой улочке, я рассказывал ему о себе:

– По специальности я инженер-электрик. Я всю жизнь искал Бога, но там, где Его нет. Одно в себе ценное вижу – стремление к чистоте. Как замечу где что порочное, то сразу оттуда и ухожу. Библия мне сразу понравилась. Но «Библия – это зеркало для души человека», и так как был я тогда засорен всяким хламом, то сердце моё она не зажгла. Служба в Православном Храме была мне не понятна. Спросить – «что и почему» – было не у кого. Поиски духовного наставника привели меня к протестантам, затем к теософам, к контактёрам и экстрасенсам и наконец – в секту. Ну и набил в свою голову всю эту кашу. Поняв, что сам не смогу найти Истины, я часто болел, впадал в уныние и маялся. В конце концов решил просто в чистоте жить, и от души попросил Бога, чтобы Он Сам привел меня к Себе. И вот, в один, действительно, прекрасный день я чётко осознал, что хочу быть православным. И вскоре понял, каким же я дураком раньше был!

Потом мы перешли большую дорогу на зелёный свет светофора и двинулись по тропе, петляющей по дворикам и дворам среди двухэтажных домов и панельных пятиэтажек. Дядя Ваня поглядывал на меня молча и в конце концов сказал:

– Денно и нощно благодари Бога, за то, что Он призрел на тебя! Вывел тебя Господь из прелести и привёл к самой большой ценности на Земле! Но «не будь искушений – никто бы не спасся», – говорит Авва Евагрий… Над всеми, кого уловил дьявол, после исхода из жизни он обретает все права. Покаяние за грехи перед Богом лишает дьявола этих прав. Если грех исповедан искренне и покрыт разрешительною молитвой, то о нём можно забыть. Но нельзя людям откладывать покаяние до смертного часа.

Вот Вольтер – воинствующий материалист, увидел в предсмертной агонии под собою ад и в отчаянье возопил, требуя привести ему любого священника. Но гордые собою сподвижники его ада не видели и за священником не послали. Лев Толстой, ощутив дыхание близкой смерти, пошёл из дома – куда глаза глядят, и привели они его в Оптинскую пустынь. Но старец святой его не принял. Тот кто ругает Бога, Церковь Его и не боится Гнева Его – утрачивает связь с Ним в Вечности. Покаяние же в конце жизни, как говорит святой, «человеку приносит мало пользы, так как «загранпаспорт» на руки ему уже выдан…»

Обозревая высокие белоствольные берёзы, увитые косами тонких зеленых ветвей, Дядя Ваня рассказал о себе:

– А я всю жизнь сборщиком на конвейере работал. Ну, в отпусках и на пенсии, пока силы были, я в монастырях на послушании жил. У нас в Арбенях мне даже сан священника предлагали, если у них останусь. Но я не остался…

– Дядя Ваня, а Вы про дуб Маврикийский что-нибудь слышали? О нём в Интернет почти ничего нет, – спросил его я.

– Дуб Маврикийский связан с Авраамом. Были и до него праведники, но именно Авраам считается праотцем всех людей, исповедующих Единого Бога. Первый Завет Бога с людьми, изгнанными из Рая, получил название Завет Адама. Он имеет 5 заповедей. Бог сказал Адаму, что спасение роду человеческому придёт тогда, когда «семя жены сотрёт главу змея» – то есть будет знамение чудное и от девы без участия мужа родится на Земле Бог.

Шли века и первые люди стали вступать в общение с «прекрасными природными духами». Духи бесплотные сами так им представлялись. Но на самом деле их водили за нос лживые дьяволы. Таким образом, по прошествии веков все потомки Адама и Евы повторили грех своих прародителей: они прервали связь с Богом и вступили в религиозные отношения с Его врагами – падшими ангелами. Люди озлобились, стали лживыми и жили гаже скотов… Чтобы не Творить более людей для ада, Бог пресёк растлённую грехом нить. Вселенский Потоп поглотил первый мир людей. Новая крепкая нить жизни изошла от праведной, в своём роде, семьи Ноя. К Завету Адама Бог добавил тогда ещё 2 заповеди. Все многочисленные общины боголюбцев тех времен, возникающие на окраинах обжитых пространств, жили по Завету Адама-Ноя.

Ко времени Авраама весь второй мир потомков Адама и Евы также оказался опутан сетями дьявола и стал языческим. Что же такое язычество? Когда дьявол и верные ему ангелы отошли от Бога, Он лишил их Святого Духа и заключил в резервации – на Земле. Было время когда ангелы-отступники мрачными толпами бесцельно бродили по всей планете, не находя ни в чём для себя отдохновения. Для того чтобы пробудить у них желания, дьявол приобщил их к страстным удовольствиям, а для обретения сил научил впадать в злобу. Так все падшие ангелы стали бесами. Воспылав завистью к роду человеческому, так как многие из людей могут быть помилованы Богом и вновь обрести утерянный рай, а они нет, существа эти всё время рвутся в наше сознание, представляясь в зависимости от моды то духами предков, то природы, то инопланетянами и вообще кем угодно, только бы увести от Бога доверившихся им людей.

Авраам жил среди народа, поклонявшегося деревянным истуканам. И Он не принадлежит к числу тех древних пророков, кого избрал Сам Бог. Авраам совершил небывалое – он взыскал Бога сам… Замечая всё вокруг, Авраам понял, что не может такого быть, чтобы вот эти идолы-деревяшки – слабые боги – сотворили весь окружающий его мир. Тогда Авраам задался вопросом: «Кто же тогда сотворил голубое небо и ночные звёзды? Кто сотворил Солнце, жаркое днём, и дубы, дающие живительную прохладу? Я должен найти истинного Бога, и уверую только Ему одному!» Такого человека не мог не заметить Бог. И вот Бог пришёл к Аврааму Сам в виде трёх ангелов в дубраве Маврикийской и сказал: «Я сделаю тебя отцом множества народов; и весьма, весьма распложу тебя…» «Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя». Дети Авраама – это те, кто в выборе между языческими богами и Богом Творцом сами делают выбор в пользу второго. А сделать выбор такой в мире страстей и каждый день подтверждать его – это само по себе подвиг.

То, что на встречу с Авраамом пришёл не один ангел, а сразу три – это символизирует Пресвятую Троицу. Человек во всём подобен своему Творцу. Кто-то из святых сказал так. Тело и разум человека – это есть подобие Бога Отца. Мысль человеческая – отдалённое подобие Святого Духа, исходящего от Отца. Душа человеческая сродни Душе Бога – Богу Сыну, Иисусу Христу.
После слов этих дядя Ваня посмотрел на меня устало и с улыбкой произнёс:

– А пойдём, Аркадий, ко мне в гости, чай пить. Я тебе частичку дуба Маврикийского покажу!

– Как? Откуда она у Вас? – вырвалось у меня.

– Лет двадцать назад на день рожденье мне подарили открытку с репродукцией иконы Андрея Рублёва «Пресвятая Троица». Прямо в неё и припаян квадратик тёмного цвета. Один из дубов Маврикийских дожил до наших дней. Да и он засох почти весь. Вот и привёз кто-то со Святой Земли в Россию одну из опавших его ветвей…
Не прошло десяти минут, как открытку ту, величиной с календарик, с частичкой Дуба Маврикийского я держал в своих руках.

Живёт дядя Ваня у школы в обычной двухкомнатной квартире на первом этаже. Вещей в ней мало, кругом как-то по-особенному чисто; в красном углу – иконы. У стены в спальне одиноко стоит большой шкаф с духовными книгами в тяжёлых самодельных переплётах. Немалое число прихожан из Храма Предтечи приходят к дяде Ване как в библиотеку, да и просто заходят к нему «на огонёк».

Весь палисадник под окнами дяди Вани – это большой и ухоженный цветник. Во дворе тоже ярко и зелено: напротив его окон парковки машин нет. Под деревьями стоят лавочки. На высоких клумбах, сложенных из дикого камня, и из вкопанных машинных покрышках растут цветы. Всё это дядя Ваня сделал сам.

Перед тем как сесть за нехитрый хлебосольный стол, мы произнесли три молитвы перед иконами, и седой старец стол благословил.

– Дядя Ваня, а святые сейчас на Руси есть? – спросил я.

– Конечно, есть, – вкушая хлеб и черпая суп, ответил он. – Один святой точно у нас в Оптинской Пустыни есть! И ещё раньше, я сам о том у одного старого монаха в Киево-Печерской лавре спросил. Был он на послушании, и говорить ему было некогда. Но в назначенное время мы с ним встретились… Киево-Печерскую Лавру я тогда впервые увидел, и не ведал, где я: на Земле или уже на Небесах! Преподобные иноки печерские Антоний и Феодосий там спасались. Из Царьграда к ним Царица Небесная, восстав во плоти, и будучи со свитою четырёх зодчих послала! В другой раз, через семьсот лет, Богородица к Серафиму Саровскому в дремучем лесу вот так же со свитой являлась…

Монах же тот, из Киево-Печерской Лавры, вместе с другими иноками плавал на челне к острову отшельника. Хотели они от него услышать душеполезные советы. Название острова того он мне говорил, да я не запомнил.

– Может, Валаам? – спросил я.

– Нет, не Валаам. Валаам большой, и я бы его запомнил. А у этого название… – сдвинул он брови и, помолчав, продолжил: – Остров тот песчаный. Отшельник живёт один. Когда они уже подгребали к острову, то старец в серой накидке сам вышел на берег их встречать. Монахи причалили и взялись за нос лодки, чтобы подтащить её. Но старец сказал: – «Не трудитесь, если даже буря будет, то лодка ваша не уплывёт». Тут и другая лодка показалась. Стариц посмотрел на сидевших в ней и громко сказал: – «Плывите обратно, я вас не приму!» И те уплыли.

Отшельник пригласил монахов войти в свою хижину. Домик у него был маленький. На передней стене и на столике – несколько чудных икон в резных рамах и много ещё простых репродукций из календарей. Из убранства кельи – длинный деревянный стол с двумя лавками, ну и ещё кое-что. Каждому монаху старец дал дельное наставление. Потом он стал доставать отовсюду кушанья и заставил ими весь стол. Поговорили от души и как следует поели… А когда иноки уже плыли назад, то все они одновременно задумались и стали спрашивать друг у друга: – «А откуда у отшельника на песчаном острове такие яства?» «Да такую вкусную выпечку и фрукты даже в Киеве не купить!» «Знать, сподобились мы вкусить с ангельского стола!»

– А ещё о святых, наших современниках, вы что-нибудь слышали? – спросил я. – Что о том монахи говорят?

– Тот инок, кто действительно что-то знает – ни с кем не говорит. Тем же, кто поговорить любят, не очень-то я доверяю.

Вот по телевизору иногда говорят, что там-то в южном Подмосковье или в Сибири старец высокой духовной жизни мирян принимает. И очередь большую показывают. Святых во все века было мало: в жизни у них скромно всё было.

А вот «несвятые святые», думаю, везде есть. Как отпраздновали мы тысячелетие Крещения Руси, то они повсюду появились. Возьмём наше благочестие. Когда я в Арбенском монастыре в одной келье с отцом Владимиром, ещё послушником, жил, он мне кое-что о себе рассказывал. По увольнении со срочной армейской службы он не мог решить – на какой завод пойти работать. И тут ему явилась Сама Богородица и сказала, что лучше ему идти не на завод, а на послушание в Арбенский монастырь. Веры тогда в нём с напёрсток было, но в монастырь он приехал и в числе долго трудников жил. В монастырскую жизнь втянулся, принял монашеский постриг. Владыка рукоположил его в иеродьяконы. Сейчас он без отца Владимира никуда.

Взять нашего отца Иоанна из Храма Иоанна Предтечи. В прошлом звали его Николаем. На заводе нашем он в другом цеху работал и о священстве не помышлял. Но вот тяжело заболел Николай. Назначили ему операцию, и во время её попадает он на Суд Божий. И сказал ему Бог, что он ещё не готов, и что ему нужно вернуться на Землю и стать священником… Как только выписали нашего Николая его из больницы, то он и пошёл прямо к владыке. Митрополит выслушал и сказал: «Да будет по Воле Божьей»! Три дня Николай служил при храме пономарём, и владыка рукоположил его в дьяконы. Ещё через 3 дня он был рукоположен в протоиреи. С тех пор Отец Владимир так и служит в Церкви без всякого духовного образования.

Слышал я, что есть в нашем городе ещё священник без образования. Это отец Кирилл в церкви Успения Божьей Матери: он из крещённых татар. К нему тоже матерь Божия приходила.

И был в нашем городе ещё один интересный священник – отец Гавриил. До того как стать священником, он был лётчиком. Во время одного испытательного полёта с его самолётом что-то произошло. А пассажирский салон был полон технических специалистов с тестировочной аппаратурой – всё близкие люди. Шансов на спасение не было. В той стрессовой ситуации ноги у нашего лётчика отнялись. Тут явилась к нему Богородица. Не знаю, что Она Ему сказала, но самолёт совершил успешную аварийную посадку. После этого наш батюшка оставил штурвал, поступил в духовную семинарию и начал восстанавливать Соборный Храм возле кремля.

Для многих овец заблудших отец Гавриил стал подлинным наставником. Народу к нему на службы стало приходить столько, что другие священники ему позавидовали. Чтобы не смущать их, он перешёл на службу в женский Берестов монастырь. Все, кто знал отца Гавриила – стали ходить к нему на службы туда. О том, что Берестов монастырь народу полон, показывали даже в новостях. Но и в этом монастыре другие священники отцу Гавриилу позавидовали. Тогда духовные дети отца Гавриила, кто побогаче, восстановили для него большой и красивый храм в селе Родники, не так далеко от города. С тех пор вместе с несколькими монахами там он и живёт. Духовные дети отца Гавриила ездят к нему на личном авто или на общественном транспорте. Каждое воскресенье Храм тот полон. Есть у отца Гавриила икона Богородицы, присланная ему с Афона. Я дважды к нему в Родники ездил…
Пусть не смущает тебя, Арсений, что святых сейчас мало. Святые прежних веков никуда от нас не делить и очень переживают за нас. Святой Пасий Святогорец так говорит: «Когда мы думаем о святых, то святые тоже думают о нас и нам помогают. Так человек заводит дружбу со святыми, и дружба эта надёжнее любой другой… Там, откуда уходит Предание – остаётся одно предательство… Когда это будет нужно, Господь восставит и Марков Эфесских и Григориев Палам, которые соберут воедино всех наших израненных соблазном братьев во утверждение Предания и на великую радость нашей Матери-Церкви».

Немало ещё мы беседовали с дядей Ваней за чашкой чая. И чего только он не поведал мне. И немалым открытием для меня стали сами Церковные Предания. И рассказ о них старец начал так:

– А давай-ка я тебе кое-что из Церковного Предания расскажу, про покровителя нашего Храма Иоанна Предтечу, и ещё кое-что. Сведения эти верные. Вошли они в тексты молитв и в труды святых отцов. Всё это есть и в Истории Церкви – у митрополита Макария.

Пророчества Ветхого Завета называют Иоанна Предтечу Ангелом и «гласом, вопиющим в пустыне». И вот Ангел пустыни является народу. Израиль крестится от него. Сам Спаситель подходит к Крещению, и тем самым указывает всем людям на единственный путь к спасению. Но не всех глагол Крестителя ведёт к покаянию. Раввинов царя Ирода и прочих он жжет до лютой ненависти. «Не достоит тебе имети жену Филиппа брата твоего», – обличает Иоанн Предтеча царя Ирода. Иоанн во всеуслышание говорит, что Ирод – это беззаконный властелин, незаконно женившейся на жене своего брата, которая доводится ему ещё и племянницей. Иродиада, бывшая жена брата Филиппа, вспыхнула к пророку ярой ненавистью. Иоанна заточили в темницу.

На дне рождения Ирода Антипы 11 сентября пьяную компанию возвеселила дочь Иродиады непристойной пляской, в конце которой одежда «плясавицы» была брошена на гостей. Это превзошло ожидания царя-именинника: «И клятся ей: яко егоже аще попросиши у мене, дам ти, и до полцарствия моего». Но, научаемая злобствующей матерью, Саломея от «полцарствия» отказалась, а попросила главу пророка. Пятнадцатилетняя девочка не убоялась такого подарка! Ирод обрадовался внутри, но сделал печальный вид и отдал приказ спекулатору. И палач на блюде из-под фруктов принёс ему честную главу Пророка. Нежные юные ручки передают кровавый подарок маме. Иродиада колет иглой язык величайшего молитвенника и велит отнести святую голову в непотребное место. Душа же Крестителя Господня беспрепятственно вознеслась в Царство Небесное.

Все убийцы Иоанна Крестителя были наказаны уже при жизни. Ирод лишится власти, а Иродиада – славы и богатства. Саломея-плясавица переходила зимой горную речку, провалилась и исполнила свой последний танец в уже воде. Острые кромки льдин стиснули голову девице и срезали её… И когда нищая Иродиада полоскала бельё, то на льдине к ней подплыла голова её дочери. Вскоре незаконных супругов Ирода и Иродиаду живыми поглотила земля.

Святая же глава Иоанна Крестителя до сих пор пребывает на Земле. Ныне она с большим почётом покоится в Дамаске, в древней мечети Омаядов, построенной ещё византийской царицей Ольгой как православный храм. Весь огромный зал внутри её покрыт коврами. В самом центре зала стоит стеклянный саркофаг. В нём возвышается Гроб Предтечи, покрытый ярко-зелёным покрывалом, исписанным золотом арабской вязи. Рядом с ним с двух сторон лежат личные вещи Иоанна Крестителя. Есть там и каменная купель, так как он крестил не только в реке. Много мусульман воздают Иоанну Крестителю поклонение. Но святыня эта доступна и для христиан. Отец Сергий из нашего благочестия к мечети Омаядов прямо в черной рясе подошёл, вот только наперсный крест снял. Привратники его пропустили.

О Пресвятой Богородице в «пятичисленных молитвах» говорится так: «…Радуйся, Видевшая возносящегося Своего Создателя, к Нему же Сама душею и телом восшла еси…»

Воскрешение Божией Матери взято также из Священного Предания. Воскресение Её действительно – факт. Апостол Фома не был в Иерусалиме, когда почила Богородица, и для того, чтобы он мог проститься с Ней, для него отвалили камень гроба. Тела Богородицы в нём не оказалось… И кто бы там что ни говорил – могилы Богородицы на Земле нет!

На похороны апостола Иоанна Богослова не все его ученики успели прийти. Когда же опоздавшие явились, то гроб Иоанна достали из могилы: он оказался пуст… Это про него сказал Иисус Христос апостолу Петру: «Если Я хочу, чтобы он пребыл пока приду, что тебе до того?»

Таким образом, Мир Вышний бесплотным не назовёшь. Скорее всего, это наш мир – сущая иллюзия в сравнении с Ним. Для утешения Богородицы и иных Святых Божиих ангелы принесли из Рая ветви, цветы и другие предметы. Святитель Игнатий Брянчанинов сообщает следующее. Игумен одного из Скитских монастырей Власий, саном иерей и украшенный всеми добродетелями, по непреодолимому желанию его перенесён был в благовоннейший и благоуханный Рай и был возвращён оттуда с тремя райскими яблоками. Больные, бывшие в братстве, вкусив частицы яблок тех, выздоровели все…

Священное Предание столь чудно, что возжигает Веру в сердцах людей. Основа же всего Христианства – Слово Самого Бога, заключенное в Библии.

Иисус Христос пообещал учеников своих сделать свободными, и пояснил, что свободными они будут от греха… Как во времена древние, так и сейчас люди недоумевают. Ведь грешники и праведники одинаково свободны на Земле… Но дело всё в том, что Бог нам сказал не о земной жизни, а о свободе человека в Вечности, куда после временной жизни предстоит перейти всем. По окончании земной жизни, одних людей грехи их тянут в бездну, ну а другие, те, кто тянутся к Богу, исполнял Его Заповеди и жил церковной жизнью – свободно восходят от дверей Храмов по лестнице без перил, плавно извивающейся и теряющейся в голубой выси.

У духовного писателя Сергия Нилуса, окормлявшегося в Оптинской Пустыни, имеются такие строки: «Нам кажется, что у нас тысяча дел, между тем как у нас одно только дело. Если мы худо исполняем это дело, то все другие дела, сколько бы они ни казались успешными, бесполезны для нас… Оставим все прочее, если оно не относится к «единому на потребу», потому что все прочее препятствует его исполнению. Для чего же мы печемся о многих делах? Для чего умножаем беспокойства свои?»

Истинные христиане делу обретения свободы в Вечности посвящают всю свою жизнь. Наиболее упорные из них – такие как представители монашества и священства – идут во имя цели этой ещё и на лишения. Все они постоянно помнят, что «лучше совершить исход свободным, чем искать свободы, оказавшись в цепях». Старец Сампсон говорит об этом так: «Когда я убедился, что Православие есть единственная истина на Земле, единственное благодатное общество, сохранившееся от катакомб, от Господа, от святых апостолов», – мне было уже ничего не надо! Этому я подчинил всё! Это было смыслом моей жизни. То есть: «Вечная Вечность и путь спасения через Православную Церковь».



ПРОЧИТАЛ? - ОСТАВЬ КОММЕНТАРИИ! - (0)
Отправить жалобу администрации

> 1 <

Пока комментариев нет

> 1 <

Комментарий:

CAPTCHA

Автор : arkanar



Добавить в закладки Рейтинг:
10 Рейтинговых стихов
ТОП Рейтинговых стихов
Комментарии: (0)


Rambler's Top100